Интервью с Сергеем Лебедевым: "Что такое настоящее образование?"

Сергей Лебедев (СЛ): предприниматель, философ, писатель, общественный деятель. Учился в Университете мировой экономики и дипломатии, г. Ташкент. Владелец и руководитель кондитерской компании «Sweet Swan» и детского центра. Семейный человек, отец троих детей. Преподаватель методики развития правого и левого полушария и ментальной арифметики, автор книги о воспитании и образовании детей «Любить без условий».

SergeyLebedev

Артем Остащенко (АО): Я бы хотел начать нашу беседу с таких вопросов как: Что такое образование? Чем образование отличается от воспитания? Можно ли их отделять?

СЛ: Прежде традиция российского образования и воспитания были нераздельны. Образование подразумевало воспитание, а воспитание – образование. Цель воспитания – сформировать в человеке мировоззренческие установки, которые помогут ему гармонично сосуществовать с обществом и, в целом, с миром. В наше время образование встало на службу рыночной конъюнктуры, предметом торговли и частью рыночных отношений. При таких условиях качества характера человека не рассматриваются. Для работодателя важнее не качества характера, а навыки и знания, которые ты можешь продать или купить. Качества характера, такие как сострадание, доброжелательность, общительность, сейчас спросом не пользуются на рынке. Они рассматриваются как вторичные, сопутствующие.

Поэтому современное образование заточено в больше степени на интеллектуальность человека. Знание стало предметом торга. Интеллект становится ресурсной базой, как нефть, газ, природные ресурсы. Поэтому люди озабочены сейчас тем, как повысить свой IQ, с целью продать его, как можно дороже. Однако если мы возьмем историческую составляющую этого процесса, то изначальной целью образования являлось познание мира и самого себя. И человек занимался познанием мира и самого себя именно с целью улучшения качеств характера, чтоб увидеть свою связь с миром окружающим и с Богом. Большинство выдающихся ученых 18-19 века были глубоко верующими людьми. Для них исследования было способом постичь величие Бога. Начиная с эпохи возрождения, поклонение Высшим Силам было заменено на поклонение человеку, как венцу и повелителю природы. Вслед за этим люди стали больше культивировать телесные и материальные концепций.

Следующим этапом эволюции стала трансформация сознания в культ постчеловека. Многие ученые приложили к этому руку: Дарвин, Фрейд и др. Человек, как культ и венец природы, себя не оправдал. Он болеет, стареет, умирает. Поэтому не совершенен. И своей задачей ученые поставили усовершенствование природы, а точнее среды обитания, за счет технических средств: автомобиль, самолет и т.д. Достижения науки росли, но мотив оставался тем же – усовершенствование человека. Так человек, как личность, потерял свою ценность. Он стал биологическим субъектом, биомассой, которую нужно усовершенствовать с помощью технических инструментов: вакцинация, улучшение памяти, кибернетические средства, чипирование. Таким образом, рождается новый человек – запрограммированный киборг с выделенной зоной ответственности. Человек постепенно утрачивает свою индивидуальность. Он становится клоном. В этом есть определенная тенденция.

brain

Однако человек всегда остается личностью, душой, вечным духом, и опыты с телом не способны принести ему удовлетворения. Отсюда несчастье. И никакие фармакологические препараты не смогут устранить проблему. Они устраняют только симптомы. Неудовлетворенность накапливается и выражается в антисоциальном поведении, алкоголизме, наркомании, социальном бунте. Нужно понять корень проблем – отсутствие связи с Богом. Нужно вернуть человека к началу. Цель его существования не поддержание системы, не быть винтиком машины, а развивать отношения с Богом, быть индивидуальной душой. Вот это является ключевым фактором и целью образования. Помочь человеку называть вещи своими именами, понимать окружающий мир таким, какой он есть, и учиться взаимодействовать с ним гармонично.

АО: Тогда получается что проблема современного образования в подмене ценностей?

СЛ: Не только ценностей, но и потребностей. Если мы говорим об образовании, то мы говорим о формировании определенного образа, который отвечает на вопрос: Кто Я? Если я – тело, то у меня будет один вектор целей, но если я – душа, которая волею судеб оказалась в этом теле и обстоятельствах жизни, то вектор целей будут совсем иным. Я буду стараться не усовершенствовать тело, я буду стараться усовершенствовать характер и качества души. Я буду стараться развивать свои отношения с Богом, и тогда будет совсем другой вектор развития человека и всего общества. Сейчас же наблюдается подмена ценностей и потребностей. Потому что потребности тела – это одно, но потребности души совсем другие: это любовь, это служение, это свобода, и они не учитываются.

Мы видим, что сейчас идет глобальное зомбирование людей посредством СМИ, которые сначала пугают, а потом веселят. В эфире нет интеллектуальных передач. Причем передача «Что? Где? Когда?» – это не интеллектуальная передача. Это вопрос эрудиции и умелого жонглирования фактами. Интеллектуальные передачи дают продукт, который позволяет обществу развиваться. А тут нет продукта. Такие передачи кормят амбиции и нарабатывают авторитет определенных людей, но общество не развивают. Хотя возможно я заблуждаюсь и зря наговариваю, т.к. не знаю всей внутренней деятельности этого сообщества. Но из того, что на поверхности, я делаю такие выводы. Образование должно задавать тот идеал человека, к которому должно стремиться общество. Каков же современный идеал человека, каков его образ – потребитель!

АО: Так каким следует считать успешное образование?

СЛ: Прежде нужно задать немаловажный вопрос, а кто я, чтобы задавать стандарты? Мое мнение ничего не значит. Если бы я являлся академиком и авторитетным в этой области человеком, к которому прислушиваются... А так, я простой человек. В данном вопросе я бы хотел сослаться на авторитет, который для меня непререкаем – авторитет Кришны. Вот, что Он считает стандартом в образовании, как это отражено в Бхагават-Гите: «Тот, кто скромен, терпелив, сострадателен, уважает старших, понимает, что в этом мире он присутствует временно, и развивает в себе добродетельные качества, вот это Я называю знанием. Все, что помимо этого, Я называю невежеством». Я руководствуюсь такими стандартами. И нет смысла придумывать что-то. Никто не может сказать со сто процентной уверенностью, где он был до рождения и куда он отправится после смерти в следующей жизни. Это значит, что мы не являемся управляющими. Кто этим процессом управляет?

Planeta

Не я поддерживаю планету Земля на орбите, Луну и другие планеты. Есть законы, которые установил не я, а кто-то и этот кто-то дает нам руководство. Он предлагает нам ради нашего блага жить по этим законам. И этот кто-то – Верховная Личность Бога – Кришна. Можно Его называть как-то по-другому: Аллах, Будда, кому как нравится. Он задает эти стандарты, и, на мой взгляд, они звучат разумно и объективно. Если кто-то не согласен с ними, то он должен предложить более объективные и разумные. Пока я таких людей не встречал. Лично моего разума не хватает, чтобы опровергнуть то, что сказано Кришной в Бхагават-Гите. Поэтому я принимаю. По крайней мере – это порядочно. Вот этот стандарт и есть стандарт образования, и он отвечает тем потребностям, что в нашем обществе есть.

АО: Вы говорите – правдивость, честность. Каким критерием должен пользоваться учитель, чтобы оценить эти качества? Их очень трудно формализовать. Невозможно будет обойтись каким-то набором тестов или задачек. Такую оценку сможет выставить только учитель, который хорошо знает ученика. ЕГЭ по правдивости. Как он может выглядеть?

СЛ: Ну почему. Я не думаю, что ЕГЭ является таким уж универсальным, чтобы на него ориентироваться. Определить насколько человек правдив не сложно. Есть критерий, которые ученые давно пытаются понять и формализовать, но он до сих пор остается полностью не познанным – это интуиция. Пока ученые не смогли формализовать этот феномен и им управлять. Почему? Потому что в Священных Писаниях интуиция описывается, как связь с Богом, как совесть. Это голос Бога из сердца, который если мы совершили ошибку, нам об этом говорит. Современная цивилизация глубоко себя сковала атеистическими парадигмами, огородив себя от Бога и пытаясь выжить, всячески игнорируя Его. Но есть ли в этом резон, когда можно сотрудничать с Ним? И в этом как раз метод йоги – шаг навстречу Богу, взаимодействия с Ним, гармонии.

АО: Современное образование имеет не только минусы, но и плюсы. Какие бы плюсы современного образования выделили Вы?

СЛ: Современное образование – это результат жизненного опыта: я наблюдаю, анализирую, синтезирую (обобщаю) и выделяю главное. Оно оперирует такой схемой познания мира. Если я это могу пронаблюдать, могу повторить, – значит это научно, это доказуемо. Поэтому оно имеет и положительные стороны. Мы пользуемся ежедневно опытом науки. Современное образование пытается передать следующему поколению этот опыт. Все наши учебники, законы, теоремы – опыт предыдущих поколений. Этот опыт приобретен благодаря органам чувств, уму и разуму. Конечно, есть сферы науки, которые мы не можем пощупать, но косвенно мы можем поставить опыт, который подтвердит наши догадки. Но, несмотря на весь этот опыт, является ли он столь необходимым для самоосознания, для осознания души и осознания своих взаимоотношений с Богом? Всё зависит от того в каких системах координат мы рассматриваем этот опыт. Если рассматривать в координатах нашей повседневной жизни, то, безусловно, этот опыт очень нужный. Как сейчас перемещаться без метро и общаться без мобильного телефона? Это положительный опыт. Но является ли полезным этот опыт в системе координат познания души? Как мобильный телефон может помочь мне познать себя самого? Я не имею ввиду свой IQ, а себя, как вечную неразрушимую душу? Как эти технические приспособления могут помочь человеку познать другую душу, как вечную личность? Я думаю, что он вряд ли сможет помочь, т.к. здесь разные системы координат.

АО: Современные тенденции образования пытаются убрать учителя как такового, как лишнее промежуточное звено между знанием и ребенком. Насколько опасна тенденция внедрения дистанционного образования?

СЛ: Образование становится конвейерным. Образование имеет разные классы, как есть машины разных классов: «Ока» и «Мерседес». Это машины, рассчитанные на разных покупателей с разным бюджетом. Также и в образовании. Оно дифференцируется в зависимости от того, в чьих руках оно находится и кому оно предназначено. Есть классы машин, которые являются эксклюзивными, а есть машины конвейерные, для масс. Образование является одним из таких продуктов. Есть массовое образование и в этом случае не стоит речь о высоком качестве. Если устраивает «Запорожец», то какой смысл давать «БМВ»? Это вопрос определенного манипулирования. Вы даже не сможете зайти на выставку, где стоят машины эксклюзивной работы. Вы даже не будете знать, что такое существует. И вы будете довольны, т.к. не знаете другого.

В истории был период, когда образование было доступно только элите. С приходом большевиков в обществе началось массовое образование людей – ликбез. Спустя некоторое время Россия поднялась на высокий интеллектуальный уровень. С 50 годов в связи с реформами качество образования стало падать, но в целом народ стал грамотный и стал задавать неудобные вопросы. Так появились диссиденты. Думаю, что-то похожее появилось и в других странах. Возникла проблема: что делать с массовым образованием населения? Когда все грамотные, то они склонны задавать неудобные вопросы. Они не хотят, чтобы ими манипулировали.

Сейчас идет активная тенденция к монополизации образования. Оно остается общедоступным, но качество для масс и для элит – разное: ликбез (основы чтения, математики, географии, истории) для масс, чтобы быть культурным потребителем в обществе и лучшее образование, имеющее больше ключей к управлению обществом, для элиты. Тогда массами легко управлять. В наши дни произошло расслоение общества. Если человек хочет перейти в элиту, то единственный путь – это повысить свое образование. Но поскольку эта сфера тщательно контролируется элитой, то ему попросту не позволят знать больше.

ModernEducation

АО: А как же интернет?

СЛ: Это большое заблуждение. Интернет так же контролируется элитами. Четко обозначено, что вам можно знать, а что нет. Есть информация, которая в интернете никак не отображается. Это предмет управления.

АО: Правильно ли я понимаю, что дистанционное образование – это образование для масс. Обучение с учителем – это привилегия для богатых людей?

СЛ: Вы немного упрощаете общение с учителем. Потому что вопрос в том, какой учитель и какое знание он дает. Общение с учителем, который не знает больше того, что ему положено знать – ну это можно и в учебниках прочесть. Вопрос настолько сложен, что трудно его разделить только на черное или белое. Дистанционное образование предполагает самообразование и в этом его положительная составляющая. Потому что учащийся мотивирован на самообразование, и это очень важно для его будущего. Он сам себя мотивирует. Другое дело, что хороший и грамотный учитель, видя качества ученика, может подсказать более простой и эффективный путь. Он может передать ему не просто знания, а знания плюс свой опыт. Вот поэтому личное общение с живым человеком, живым учителем намного приоритетнее.

АО: Сейчас есть тенденция к снижению порога изучения иностранных языков. Хотят начинать их изучение чуть ли не с первого класса. Насколько опасен мультикультурализм? Насколько важно изучение родного языка и формирование родной речи?

СЛ: С одной стороны обогащение своей культуры опытом других культур несет положительные моменты. Всегда есть чему поучиться у других культур и применять это в своей жизни. И просто слепо отвергать, говорить, что мы русские и не надо ничего нам тут примешивать, тоже является тупиковым путем на мой взгляд. Но здесь есть ключевые вопросы, которые говорят о само отождествлении. Когда у меня нет культуры моего народа - это несет большую опасность.

Человеку нужно себя отождествлять с обществом, с традициями. Традиция народная, семейная – это стержень человека. Если на 10% можно допустить перемены в традиции, то стержень должен оставаться. Если же этот стержень размыть другими традициями, другими народами, то пропадает преемственность, идущая через культуру. Тогда корни подрезаются и человек спрашивает: «А кому я принадлежу?», «Что мне передать следующему поколению?», «Какую традицию? Какие семейные устои?». Он остается, как дерево без корней. Это предвестник того, что оно быстро рухнет.

АО: Это перекликается с вопросом, который Вы обозначили в начале нашей беседы: «Кто я?». Одна из граней.

СЛ: Да. Потому, что семейная, культурная традиции – это то, что с молоком матери человек впитывает. Это то, что дает ему силы. Он понимает, что он – часть поколения, звено цепочки, и он это ценит и передает дальше. Если мы не знаем, кто наши предки и деды, то мы чувствуем себя незащищенными. Нас можно легко сбить с толку. Если у тебя нет традиции, то возьми мои традиции. И человек это принимает, и не знает, к чему это приведет. Это то, что сейчас наблюдается в нашем обществе. Советская власть обрубила все корни. В результате люди стали очень слабыми. Я не скажу что все. Русский дух еще очень силен в своей массе. Но если взять по отдельности ... Русские люди столько жили в страхе, настолько неуверенные в себе. Традиции и культура сильно упали. И одна из причин – отсутствие связи с корнями.

АО: Какую альтернативу Вы предлагаете современному образованию? Если общество ориентировано с пеленок на взращивание человека – потребителя, у которого нет традиций и ценностей иных кроме как прививаемых, то какую альтернативу можно этому предложить? Это на самом деле косвенный вопрос, т.к. основной вопрос – почему Вы занялись образованием? Что в наших силах сделать?

СЛ: Альтернатива современной педагогике кроется в природе самого человека. Если мы проанализируем отклонения, которые есть сейчас в обществе, то мы поймем, что уходим от потребностей, которые являются истинными, и культивируем ложные, искаженные потребности, которые порождают клубок проблем, как в образовании, так и в обществе в целом. Начать нужно с того, чтобы люди в кругу семьи, в кругу друзей, в общественных сообществах поднимали вопрос для обсуждения: «Что следует считать истинными потребностями человека?». Начать задавать вопрос, прежде всего, самому себе. Сам этот вопрос выведет общество на правильный путь. Если кто-то предлагает готовый ответ, то не нужно быть наивными. Нужно включать разум. Признак разума - это сомнение. Не тотальное сомнение во всех и во всем, а конструктивное сомнение. Если человек заявляет, что он знает истинные потребности, пусть это аргументирует. Эта аргументация и будет являться критерием истины.

Практика критерий Истины. Если человек, применяя свою теорию о ложных и истинных потребностях, сам становится счастливым и вокруг него люди становятся более удовлетворенными – значит он на верном пути. Человек находит удовлетворение в себе. У него нет алчности, жадности, гнева. Он становится Святым. Он выражает почтение каждому и не требует почтения к себе. Но он всегда помнит о Боге. Это критерий того, что человек идет правильным путем. Значит, человек научился удовлетворять свои потребности правильным образом. Когда он правильно удовлетворяет свои потребности, он счастлив. Это критерий Истины. Для нашего общества сейчас, в этой многоголосой мультикультуре, самым эффективным я считаю побуждать людей задавать вопросы. Уходить от стандартных, клиповых шаблонов мышления. Мыслить свободно. Задавать вопросы и искренне искать на них ответы. Не искать шаблонных ответов, а самому размышлять. Каждый человек должен приложить труд задавать себе вопросы: «Знаю ли я свои потребности?».

Потребности бывают трех видов: физические, интеллектуальные и духовные. И человек может быть счастлив, только когда все три уровня удовлетворены. Если удовлетворяем только физические и интеллектуальные – мы не будем счастливы. Точно также если мы удовлетворяем только духовные потребности, но не удовлетворяем физические – мы тоже не будем счастливы. Здесь важна гармония.

Balance

АО: Если родители хотят перейти от клипового, шаблонного воспитания к осознанному родительству, с каких трёх шагов им стоит начать?

СЛ: Одно из свойств клипового мышления – все упростить. Простые схемы, простые модели. Кнопку нажал – получил результат. В некоторых вопросах это справедливо. Оно имеет место в нашей жизни, т.к. невозможно быть специалистом во всем. В чем то мы все равно вынуждены поступать клипово. Человек умеет водить машину, но он может совершенно не знать, как работает двигатель. И это может человеку не мешать быть водителем и достигать своих целей. Поэтому элементы клипового мышления присутствуют в нашей жизни и таким образом нас защищают от перегрузки информацией. В вопросах бытовых это допустимо. Но в вопросах ключевых, таких как воспитание, образование, цель жизни, тут клиповое мышление сыграет с нами злую шутку. Мы станем зомби, заложниками некой системы, которая нами будет просто манипулировать. Этому следует отвести особую роль и внимание.

В качестве первых шагов я бы все-таки рекомендовал задавать себе вопросы: «Понимаю ли я в чем истинные потребности, интеллектуальные или социальные, духовные, физические?», «Действительно ли я это правильно понимаю?» Второе: «Умею ли я их правильно и своевременно удовлетворять?». Как свои потребности, так и потребности детей. Потому что успешность наших детей будет зависеть не от того, что мы продекларировали. Часто родители думают, что это уже автоматически будет выполняться. Но проблема в том, что дети не следуют тому, что декларируется. Они копируют то, что видят. Для того чтобы дети были успешными мы сами должны стать успешными, для того чтобы своим примером показать модель поведения, которая приводит к успеху. Своим примером! Когда мы лежим на диване, но декларируем детям, что нужно делать зарядку – это никогда не приведет к успеху. Это утопия.

Здесь очень важно подчеркнуть, что я называю успешными родителями. Это не означает, что у него должен быть Ролс-Ройс, загородный дом и престижная работа в офисе. Это примитивное представление об успехе. Успешные родители – это в первую очередь счастливые родители. Если ребенок растет в семье, где муж и жена счастливы, они уважают друг друга и заботятся друг о друге, у них хорошие семейные традиции – это для ребенка является критерием успеха. И вот эту модель ребенок будет стараться воплотить в своей семейной жизни. Потому что он имеет тенденцию жить так, как жили его родители. Он автоматически будет принимать эти традиции.

Таким образом, он сформирует счастливую семейную жизнь для себя. И таким образом передаст этот огонь, под названием семейный очаг, который горит всю жизнь. Кто-то подкладывает постоянно туда дрова и следит за этим очагом. Такая традиция сохранилась до сих пор в некоторых местах Индии. Своеобразный вечный огонь. И этот очаг передается из семьи в семью, в которой греет сердца всех. Даже если человек уехал куда-то далеко, он всегда помнит, что у него есть семейный очаг. Сейчас у нас таких очагов нет, к сожалению. Конечно дело не в огне, не в костре, но вот это магическое таинство привязанности к семье и семейным традициям переносились из поколения в поколение, и мы знаем, например, знаменитый Храм в Индии в Удупи, где на протяжении 500 лет горит и не гаснет огонь. Дети, вырастающие в таких семьях, очень крепкие. Они уверенные в себе и защищают свои традиции.

Future

Никакое чипирование туда не сможет проникнуть, потому что они тщательно поддерживают свои семейные традиции. Поэтому задача современных людей попытаться зажечь этот очаг каждый в своей семье, сформировать вот эту атмосферу семьи, счастья, удовлетворения и гармонии. И попытаться сохранить этот очаг и передать его свои детям, чтобы они передали его другим, чтобы он их согревал. У кого-то лучше, у кого- то хуже семейная ситуация. Мы все в этом обществе выросли, но это не значит, что можно опустить руки. Кто нам мешает сейчас зажечь этот очаг, вот эту гармонию любви, счастья, взаимной выручки и поддержки. Не нужно сразу раздавать его всем. Просто поддерживать его. И те, кому будет холодно, будут приходить и согреваться. И брать уголечки и дальше нести.

Если родители научились сами правильно и своевременно удовлетворять потребности, и они от этого счастливы, то они смогут это счастье передать и своим детям. Есть это счастье родителей и есть вот этот очаг, что они должны зажечь в своей семье. Замечу, это не то счастье, когда мы приходим в торговый центр и колбасимся, бегаем. Это радость. А счастье – это внутреннее глубокое чувство, когда чтобы ни происходило с человеком, он всегда имеет опору и путь в жизни. Есть деньги – он счастлив, нет денег – он также счастлив. Потому что его счастье не зависит от внешних декораций. И это как раз то, что нужно передать. Научить детей быть счастливыми – это и есть настоящее образование.

Беседу провел Артем Остащенко


Добавить комментарий