Убийственное разоблачение капитализма от Папы римского

Папа римский Франциск опубликовал апостольское обращение невероятной откровенности и поистине революционного накала. Очевидно, католическая церковь окончательно поняла, что ей не по пути с элитой. Приведем отрывок из главы под названием «Некоторые вызовы современного мира», а ниже – его анализ от Washington Post. Итак, Папа римский о мировом кризисе…

Папа римский Франциск52. В наше время человечество переживает поворотный момент своей истории. Мы можем только похвалить шаги, предпринятые, чтобы улучшить благосостояние людей в таких областях, как здравоохранение, образование и коммуникации.

Но в то же самое время мы должны помнить, что большинство наших современников едва перебиваются со дня на день и сталкиваются с тяжелейшими последствиями. Распространяются болезни. Сердца многих охвачены страхом и отчаянием, даже в так называемых богатых странах. Радость жизни часто исчезает, неуважение к другим и насилие растут, и неравенство всё яснее бросается в глаза. Речь идет о борьбе за жизнь, и часто – за жизнь с весьма малым достоинством.

Эти эпохальные перемены инициированы огромными качественными, количественными, быстрыми и комплексными усовершенствованиями в науке и в технологии, и их молниеносной реализацией в различных сферах природы и жизни. Мы живем в эпоху информации и знаний, которые привели к новым, часто анонимным видам власти.

Нет экономике отчуждения

53. Подобно тому как заповедь «Не убий» устанавливает ясный предел, чтобы охранять ценность человеческой жизни, сегодня мы должны обратиться с таким же запретом к экономике отчуждения и неравенства. Ведь такая экономика убивает.

Как это может быть: смерть пожилого бездомного, брошенного на произвол судьбы, не попадает в новостные заголовки – зато новость, если фондовый рынок теряет два пункта? Это – пример отчуждения. Можем ли мы и дальше стоять в стороне, видя, как еда выбрасывается, в то время как люди голодают? Это – пример неравенства. Сегодня всё подчинено законам конкуренции и естественного отбора, и сильные питаются бессильными. Как следствие, массы людей оказываются исключенными и отброшенными на задворки: без работы, без возможностей, без каких-либо спасительных средств.

Люди считаются товарами потребления, предназначенными для использования и последующего списания. Мы создали «культуру одноразового пользования», которая распространяется в наши дни. Речь идет уже не просто об эксплуатации и притеснении, но о чем-то новом. Отчуждение, в конечном счете, отражается на принадлежности к обществу, в котором мы живем: отчужденные от него больше не являются нижним пластом социума или его периферией, или частью, лишенной гражданских прав, – отныне они даже не часть общества. Исключенные являются не «эксплуатируемыми», а изгоями, «отбросами».

54. В этом контексте, некоторые продолжают защищать теории, согласно которым, экономический рост, поощренный свободным рынком, неизбежно приведет к большей справедливости и большему изобилию в мире. Это мнение, которое никогда не подтверждалось фактами, отражает незрелую и наивную веру в совершенство тех, кто владеет экономической мощью, а также в сакральные возможности доминирующей экономической системы.

А тем временем отчужденные по-прежнему ждут. Чтобы поддерживать образ жизни, который отчуждает других, или поддерживать энтузиазм, устремленный на этот эгоистический идеал, развилась глобализация безразличия. В итоге, почти не сознавая того, мы неспособны сострадать протесту бедных, оплакивать боль других людей и испытывать потребность помочь им – как будто за всё это отвечает кто-то другой, а не мы. Культура процветания ослабляет нас; мы взволнованы, если рынок предлагает нам купить что-то новое, а тем временем жизни, чахнущие из-за отсутствия возможностей, кажутся нам всего лишь зрелищем. Они не в силах тронуть нас.

Нет новому идолопоклонству перед деньгами

55. Одна из причин такого положения дел кроется в наших взаимоотношениях с деньгами. Ведь мы спокойно принимаем их господство над нами и нашим обществом. Текущий финансовый кризис может заставить нас пропустить тот факт, что он берет свое начало в глубоком человеческом кризисе – в отказе от первенства человека! Мы создали новых идолов. Древнее поклонение золотому тельцу вернулось в новом, безжалостном облике идолопоклонства перед деньгами и диктатурой безличной экономики, которой недостает подлинно человеческой цели. Мировой кризис отражается на финансах и экономике, раскрывая их дисбаланс, а главное, отсутствие реальной заботы о людях. Человек низводится лишь к одной из своих нужд – к потреблению.

56. В то время как доход меньшинства растет по экспоненте, так же растет пропасть, отделяющая большинство от процветания, которым наслаждаются счастливые немногие. Этот дисбаланс – результат идеологий, которые защищают абсолютную автономность торговых площадок и финансовых спекуляций. В результате они отвергают право государств, отвечающих за соблюдение общественной пользы, на реализацию какой-либо формы управления. Таким образом, рождается новая тирания, невидимая и часто виртуальная, которая односторонне и неуклонно насаждает свои собственные законы и правила.

Долг и накопление процента также мешают странам реализовывать потенциал своих экономических систем и препятствуют гражданам использовать свою реальную покупательную способность.

Ко всему этому мы можем добавить широко распространенную коррупцию и корыстное уклонение от налогов, которые приняли всемирные масштабы.

Жажда власти и собственности не знает границ. В этой системе, которая имеет тенденцию пожирать любую преграду на пути увеличения прибыли, всё, что хрупко – как, например, окружающая среда, – беззащитно перед интересами обожествленного рынка, который становится единственным властителем.

Нет финансовой системе, которая властвует, а не служит

57. За этим отношением скрывается неприятие нравственности и неприятие Бога. Нравственность теперь рассматривается с некоей презрительной насмешкой. Она воспринимается как нечто контрпродуктивное, слишком человеческое, поскольку делает деньги и власть относительными. Она кажется угрозой, поскольку осуждает манипуляцию человеком и его унижение.

В действительности, нравственность ведет к Богу, который требует преданного отклика, лежащего за пределами категорий торговой площадки. Когда эти категории абсолютизируются, Бог может рассматриваться только в виде чего-то неподконтрольного, неуправляемого, даже опасного – ведь Он призывает людей к полной самореализации и к свободе от всех форм порабощения.

Нравственность – неидеологическая нравственность – позволила бы внести баланс и создать более гуманный общественный строй. Имея это в виду, я поощряю финансовых экспертов и политических лидеров к тому, чтобы они обдумали слова одного из мудрецов старины: «Не разделять богатство с бедными – значит обкрадывать их и забирать у них средства к существованию. То, что мы имеем, – это не наше собственное достояние, но их»[1].

58. Финансовая реформа, открытая для таких нравственных соображений, потребовала бы энергичного изменения подхода со стороны политических лидеров. Я убеждаю их решительно взяться за эту проблему с устремленным в будущее взором, разумеется, не игнорируя специфику каждого отдельного случая. Деньги должны служить, а не править! Папа любит всех, богатых и бедных наравне, но он обязан от имени Христа напомнить всем, что богатым следует помогать, уважать и поддерживать бедных. Я призываю вас к щедрой солидарности и возврату экономики и финансов к нравственному подходу, который благосклонен к людям.

Нет неравенству, которое порождает насилие

59. Сегодня повсюду раздаются призывы к большей безопасности. Однако пока не будет дан обратный ход отчуждению, а также неравенству в обществе и между народами, устранить насилие невозможно. Бедные и беднейшие народы обвиняются в насилии, а между тем, в отсутствие равных возможностей, различные формы агрессии и конфликта всегда найдут плодородную почву для роста и в конечном счете приведут к взрыву.

Когда общество – местное, национальное или глобальные – готово оставлять какую-то свою часть на задворках, никакие политические программы или ресурсы, потраченные на системы правоприменения или контроля, не смогут навеки гарантировать спокойствие. Это невозможно, не просто потому, что неравенство провоцирует яростную реакцию у исключенных из системы, но потому, что социально-экономическая система несправедлива в своем корне.

Как доброта имеет тенденцию распространяться, так же терпимость ко злу, коим является несправедливость, имеет тенденцию расширять свое губительное влияние и втайне подрывать любую политическую и социальную систему, независимо от того, насколько прочной она представляется. Если у каждого действия есть свои последствия, то у зла, встроенного в структуры общества, есть постоянный потенциал распада и смерти. Это зло кристаллизовано в несправедливых социальных структурах, которые не могут служить основой для надежды на лучшее будущее. Мы далеки от так называемого «конца истории», поскольку условия для жизнеспособного и мирного развития еще не были адекватно сформулированы и поняты.

60. Современные экономические механизмы способствуют чрезмерному потреблению, и все же очевидно, что необузданная защита прав потребителей в сочетании с неравенством наносит двойной ущерб социальному устройству. Неравенство, в конечном счете, порождает насилие, а обращение к оружию не может и никогда сможет дать решение. Это лишь придает ложные надежды тем, кто требует большей безопасности, хотя в настоящее время мы знаем: вместо того чтобы обеспечивать решения, оружие и насилие создают новые, более серьезные конфликты.

Некоторые просто ублажают себя, обвиняя бедные и беднейшие страны в их проблемах. Развлекаясь необоснованными обобщениями, они утверждают, что решение – в «образовании», которое успокоит их, сделав послушными и безвредными. Всё это становится даже более невыносимым для отверженных, в свете широко распространенной коррупции, глубоко укоренившейся во многих странах – в их правительствах, фирмах и учреждениях – безотносительно политической идеологии их лидеров.


[1] SAINT JOHN CHRYSOSTOM, De Lazaro Concio, II, 6: PG 48, 992D.

Vatican.va

Папа римский Франциск изобличил «дикий капитализм»

Нейл Ирвин из The Washington Post сравнил заявления Папы и факты. Выяснилось, что Франциск оказался во всем прав.

1. «В наше время человечество переживает поворотный момент своей истории. Мы можем только похвалить шаги, предпринятые, чтобы улучшить благосостояние людей в таких областях, как здравоохранение, образование и коммуникации», – пишет Папа Франциск.

Самое главное, что люди сегодня живут дольше в большей части земного шара. И продолжительность жизни положительно коррелирует с тем, сколько страны тратят на здравоохранение.

2. «Но в то же самое время мы должны помнить, что большинство наших современников едва перебиваются со дня на день», – продолжил Папа.

Это чистая правда. Только в Индии и странах Африки южнее Сахары более 700 миллионов человек живут на менее чем $1,25 в день, по определению Всемирного банка это - крайняя нищета.

3. «Распространяются болезни». К примеру, ВИЧ.

4. «Сердца многих охвачены страхом и отчаянием, даже в так называемых богатых странах».

Это так. Уровень депрессии в последние годы растет быстрыми темпами даже в развитых государствах.

5. «Радость жизни часто исчезает, неуважение к другим и насилие растут, и неравенство все яснее бросается в глаза. Это борьба за жизнь и часто – за жизнь с весьма малым достоинством. Эти эпохальные перемены было инициированы огромными качественными, количественными, быстрыми и комплексными усовершенствованиями, происходящими в науке и в технологии, и их молниеносной реализацией в различных сферах природы и жизни. Мы живем в эпоху информации и знаний, которые привели к новым, часто анонимным видам власти».

Новые тираны современности – это пять крупнейших мировых корпораций, которые производят бóльшую часть окружающих нас вещей.

6. «Подобно тому как заповедь «Не убий» устанавливает ясный предел, чтобы охранять ценность человеческой жизни, сегодня мы должны обратиться с таким же запретом к экономике отчуждения и неравенства. Ведь такая экономика убивает. Как это может быть: смерть пожилого бездомного, оставленного на произвол судьбы, не попадает в новостные заголовки – зато новость, если фондовый рынок теряет два пункта?»

Исследования показывают, что СМИ гораздо больше внимания уделяют финансовым рынкам, а не общечеловеческим вопросам: за последние полгода в 1477 статях крупнейших газет в базе данных Nexis был упомянут индекс S&P500 и только 142 были посвящены проблемам бедности.

7. «Можем ли мы и дальше стоять в стороне, когда еда выбрасывается, в то время как люди голодают?»

Растущие объемы пищевых отходов действительно являются большой проблемой: в США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии потребители выкидывают половину фруктов, овощей и морепродуктов.

8. «Сегодня всё подчинено законам конкуренции и естественного отбора, и сильные питаются бессильными. Как следствие массы людей оказываются исключенными и отброшенными на задворки: без работы, без возможностей, без каких-либо спасительных средств».

Последние исследования свидетельствуют: половина американцев с низкими доходами чувствуют себя уязвимыми и не уверены в своем будущем.

9. «Человеческие существа сегодня сами стали потребительским товаром, который сначала используют, а потом выбрасывают. Мы создали “одноразовую” культуру. Это уже не просто мир эксплуатации и угнетения, а что-то новое. Исключенные не “эксплуатируются”, они отвергаются, считаются отбросами. Некоторые продолжают отстаивать свои теорий о том, что, ускоряя экономический рост и развивая свободные рынки, неминуемо удастся добиться большей справедливости и открытости в мире. Это мнение, которое никогда не было подтверждено фактами, отражает наивную веру в доброту экономической власти и в сакральность, святость сложившейся экономической системы. Между тем, исключенные все еще ждут».

Статистика показывает, что в Соединенных Штатах 5% населения владеют 74,2% всего богатства.

10. «Текущий финансовый кризис может заставить нас пропустить тот факт, что он берет свое начало в глубоком человеческом кризисе – в отказе от первенства человека! Мы создали новых идолов. Древнее поклонение золотому тельцу вернулось в новом, безжалостном облике идолопоклонства перед деньгами и диктатурой безличной экономики, которой недостает подлинно человеческой цели. Мировой кризис отражается на финансах и экономике, раскрывая их дисбаланс, а главное, отсутствие реальной заботы о людях. Человек низводится лишь к одной из своих нужд – к потреблению».

11. «Доходы меньшинства растут в геометрической прогрессии, и этот их отрыв мешает процветанию и счастью большинства. Этот дисбаланс – результат идеологий, которые защищают абсолютную автономность торговых площадок и финансовых спекуляций».

12. «Долг и накопление процента также мешают странам реализовывать потенциал своих экономических систем и препятствуют гражданам использовать свою реальную покупательную способность».

Это правда. Страны Южной Европы, такие как Испания, Греция и даже Италия страдают от бремени высоких долгов. И непосредственной причиной является политика жесткой экономии, которую необходимо проводить, чтобы получить помощь от других стран.

Но решающее значение имеет тот факт, что народы, связанные единой валютой евро, не могут использовать обычные стратегии стран с перегруженными долгами, а именно – девальвацию своей валюты. Многие из стран, имеющие относительно высокие уровни долга, такие как США, Великобритания и особенно Япония, по-прежнему имеют низкие процентные ставки из-за того, что сохраняют контроль над своими валютами.

13. «Ко всему этому мы можем добавить широко распространенную коррупцию и корыстное уклонение от налогов, которые приняли всемирные масштабы».

Теневая экономика в России, по оценкам Reuters, достигает 43,8% ВВП, а налоговые потери в США – $337,3.

Полный текст

Pope Francis has a few thoughts about the global economy. We added these 13 charts.

Источник статьи.


Добавить комментарий